И лошадь способна лечить...

PLG_VOTE_USER_RATING

PLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVE
 

Новокузнецким детям-инвалидам не удается нормально заниматься иппотерапией. Потому что негде.

О том, как важно для человека общение с таким животным, как лошадь, знали еще древние. Гиппократ утверждал, что раненые и больные выздоравливают быстрее, если ездят верхом на лошади.

Он также рекомендовал поездки верхом меланхоликам, считая, что это освобождает от “темных мыслей” и вызывает мысли “веселые и ясные”. Верховую езду в терапевтических целях применяли в Древней Греции, в Древнем Риме, во времена Средневековья. Иппотерапию, как самостоятельный вид психотерапии, стали применять в XVIII веке.

Сегодня иппотерапия (лечение с помощью лошади) широко используется во всем мире. Врачи полагают, что основы оздоровительного воздействия верховой езды заключаются в естественных движениях лошади, позволяющих всаднику организовать и систематизировать свои движения. Кроме того, верховая езда вызывает у всадника массу эмоций, ощущений, переживаний. Иппотерапия способствует и развитию памяти, внимания, мышления. 

Чаще всего сейчас иппотерапию связывают с восстановительными занятиями для инвалидов. Этот вид терапии применим при нарушениях двигательной сферы, поражении органов чувств, психических заболеваниях, особенно таких, как шизофрения и аутизм, при различных нарушениях социальной адаптации. Иппотерапия действенна при рассеянном склерозе, полиомиелите, детском церебральном параличе как у взрослых, так и у детей. Ребенок, который не в состоянии самостоятельно ходить, без страха ездит верхом, стараясь удержать равновесие, учится общаться - с лошадью, этим большим и добрым животным, с окружающим миром, с самим собой. И лечится, даже не подозревая об этом.

Пусть у этого вида терапии есть противники (к примеру, известный любитель и защитник лошадей Александр Невзоров), но с 50-х годов прошлого столетия иппотерапия начала свое триумфальное шествие по миру. И сейчас в 45 государствах Европы и Северной Америки созданы центры лечебной верховой езды, предлагающие реабилитацию с помощью лошадей. В Нидерландах, Швеции и Великобритании этот метод находится под покровительством королевских семей, иппотерапия здесь возведена в ранг дела государственной важности. Следовательно, эффективность этого метода получила необходимое подтверждение во всем мире.

Не отрицают этого и в России. Правда, Новокузнецк несколько отстает от других российских городов, не говоря уже о европейских.

Светлана Анатольевна Ковалева, инструктор по лечебно-верховой езде, иппотерапевт-реабилитолог, занимается с детьми-инвалидами в Заводском районе уже около 10 лет. И хотя ее успехи пока не сравнить с достижениями заграничных центров лечебной верховой езды, результаты есть, и оспорить их трудно. “Отрадно, что навстречу нам пошли врачи-неврологи, хотя первое время было очень трудно объяснить, - вспоминает Светлана Анатольевна. - Нам хорошо помогли мамы детей-инвалидов. Кто, если не мама, увидит результат? Да, иппотерапия - это не таблетка. Мы всем объясняем, что не надо ждать чуда, надо работать совместно, даже домашние задания даем! Это длительный, трудный процесс лечения, разнообразные физические занятия плюс социализация. Представьте себе, ребенок-инвалид сидит дома весь день с мамой. А здесь он остается один на один с лошадью - конечно, рядом всегда инструктор. Маленькие детки до 5 лет на лошадь садятся вместе с мамой. Спокойная езда расслабляет, снимает напряжение. Лошадь способствует восстановлению ряда функций в организме ребенка - движением, аурой. И ребенок тянется к лошади. Не зря говорят: природа лечит”.

Эффект от этих занятий с детьми подтвердили исследования, проведенные Новокузнецким врачебно-физкультурным диспансером. Но во властных структурах нашлись скептики, которым эти результаты не показались убедительными: “Подумаешь, 10 детей. Это не показатель!” Однако для ребенка-инвалида, который свои первые слова сказал как раз во время занятия, это очень важно! Важно для родителей, которые готовы приезжать с детьми из любого района города, чтобы получить еще одну порцию надежды на улучшение. Важно для врачей-неврологов, которые дают направления на занятия иппотерапией своим пациентам и вместе с ними радуются успехам, даже самым незначительным… Но, конечно, 100 человек - это гораздо лучше, чем десять. И, хотя Светлана Анатольевна, характеризуя ситуацию с иппотерапией в нашем городе как плачевную, склонна считать, что возможность вывести занятия с детьми-инвалидами на более высокий уровень наверняка есть. В Москве проходят курсы для иппотерапевтов-реабилитологов, значит, специалистов можно подготовить. И место для содержания животных есть. Одна проблема вряд ли решится легко: климат у нас не слишком подходящий для постоянных занятий, которые проходят на открытом воздухе, приходится делать перерыв в реабилитации на несколько холодных месяцев.

“Сначала мы проводили круглогодичную терапию, - говорит Светлана Анатольевна. - И пришли к выводу, что зимой резко снижается эффективность от наших занятий, условно говоря, мы получаем только 30 процентов от того, что могли бы получить. Холодно, из-за морозов оздоровление проходит рвано, нерегулярно. Детей кутают, им неудобно. А ушли от нас детки в октябре, пришли в апреле - и с некоторыми надо начинать все сначала. Не все откатываются назад, мышечная память остается, но все равно чаще начинаем с нуля. А работать надо постоянно, круглый год”.

Выходом из положения было бы строительство крытого манежа - такого, какие благополучно существуют в Новосибирске, Красноярске, Томске. То, как занимаются юные спортсмены (и инвалиды, и здоровые дети) в этих городах, новокузнечане могут видеть на соревнованиях. Сравнение явно не в нашу пользу… Хотя официально в нашем городе даже конного спорта не существует, тренируясь и в таких условиях, новокузнецкие спортсмены-конники, участвуя на уровне области, Сибирского федерального округа, получают призы. Стоит ли говорить, что в крытом манеже заниматься можно было бы более регулярно. Глядишь, Новокузнецк тоже мог бы стоять на одном уровне с городами, где этому виду спорта уделяется куда больше внимания!

“Какая тут иппотерапия! - говорит Светлана Анатольевна, показывая на залитый дождевой водой двор. - Вот в июне будут соревнования по инвалидному конному спорту, а поехать мы не можем. Не успеем дотренироваться. А был бы манеж, тогда можно было бы готовиться по графику, а не от случая к случаю, когда погода позволяет. И желающих заниматься хватает, у нас на июнь уже 20 детей записано, хотя инструктор-иппотерапевт только один. Нагрузка большая, и чисто психологически очень тяжело работать. Даже лошадям трудно. Для иппотерапии мы специально готовим лошадей, для этой работы не всякое животное подходит. Они работают четыре дня в неделю, а потом мы выпускаем их побегать. Если бы вы видели, что они творят! Носятся, прыгают. Потому что, когда работают с ребенком-инвалидом, они понимают, что можно делать, а что нельзя. Скажем, страдающий аутизмом ребенок и под лошадь залезть может, и за хвост подергать. Лошадь же стоит, боится даже голову повернуть, чтобы не задеть его, не напугать. Только глазами водит туда-сюда. А потом расслабляется. Совсем как люди…”

Лошадям, помогающим детям-инвалидам, тоже нужны условия для работы - как и людям. Теплый манеж под крышей, с раздевалками для детей, с просторной конюшней был бы идеальным вариантом. Но, чтобы превратить мечту в реальность, нужны деньги. Крытый манеж стоит значительно дешевле, чем ледовый дворец, и содержание этого объекта явно обойдется дешевле. Так может, стоит задуматься над этим - хотя бы в перспективе?

Ольга Осипова