"Театр Простодушных". Словно из иной цивилизации

PLG_VOTE_USER_RATING

PLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVE
 

"Может ли человек оправдать себя не только покорностью высшей силе, но и своим творческим подъемом. Творчество человека не есть требование человека и право его, а есть требование Бога и обязанность человека. Бог ждет от человека творческого акта как ответа на творческий акт Бога."  Н. Бердяев

 

Детские, камерные, академические, малые, большие - более 200 различных театров насчитывается в российской столице. Известные и не очень, модные и непризнанные - каждый со своим лицом, по своему неповторимым. Но есть среди этого бесчисленного количества театров воистину уникальная труппа - не только для Москвы и для России, но, вероятно, и для всего театрального мира. Это "Театр Простодушных" - социо-культурный феномен, творческая мастерская, некоммерческий драматический театр, дающий спектакли на московских сценах. Феномен, потому что здесь нет "актеров" в привычном понимании этого слова, ведь вся труппа этого театра - люди с синдромом Дауна. Поскольку у театра нет своего дома, спектакли играются на разных площадках. (Билеты можно приобрести за полчаса до начала спектакля. Справки по телефону: 8 916 293 95 36). "Театр Простодушных", созданный в 1999 году, стремится быть в авангарде театрального процесса, сотрудничает с "Театром. DOC", признан трижды Лауреатом всероссийского фестиваля "Про-театр", версальского европейского фестиваля "Орфей", международного фестиваля особых театров в Санкт-Петербурге "Балтийский Дом", награждён премией "Акция по поддержке российских театральных инициатив" совета Президента РФ по культуре и искусству, специальным призом "Хрустальный росток" ("За подвижничество в искусстве") высшей театральной премии Москвы "Хрустальная Турандот". Это не просто театр, это больше чем театр - это "территория иных возможностей", где художественными средствами осуществляется апостольство инако-одаренных. Все участники проекта, которые еще вчера признавались изгоями общества, воспринимают свои выступления на драматической сцене - как культурно-просветительскую миссию. Временный коллектив постепенно превратился в постоянно действующую труппу, где актеры и их родители, активно участвующие в общем деле, несмотря на финансовые трудности и отсутствие места для репетиций, увлеченно работают. Вместе с ними все радости и печали разделяют организатор театра Игорь Неупокоев - человек, влюбленный в своих актеров, Ксения Соколовская, принимавшая участие в работе над первым спектаклем, Станислав Губин, последние годы делающий свет и звук для всех спектаклей "Простодушных". Целью этого благотворительного проекта является интеграция в отечественную культуру особых артистов, социальная реклама их возможностей и творческая реабилитация, которая осуществляется на занятиях по мастерству актера, сценической речи и движению. Особое место в процессе реабилитации занимают выступления артистов с инвалидностью перед широкой публикой. В анализе любой суб-культуры важно уяснить социо-культурные реалии, определяющие особенности данного культурного образования. Эта театральная новация имеет "синтетическую" основу, совмещающую в себе несколько культурных тенденций, каждая из которых само-достаточна. Отметим, что понятие "Театр Простодушных" включает в себя адаптированные формы символистского театра и наивного искусства, это выражено уже в самом названии театра. Жанровые формы тут почти не изменились, но меняется их содержательно-идейная составляющая. В этом экспериментальном театре согласуются и "сплавляяются" воедино элементы народного театра, примитивного искусства и индивидуального творчества. Эти элементы сочетаются в полу-профессиональном творчестве, потому что в узко-профессиональных формах не может быть реализован творческий потенциал этих "артистов". Здесь все, без исключения, участники - выступают в одном амплуа - "инженю" (от французского ingenue - "наивная", в русском театре "простушка", а в мужском варианте - "простак"). В таком странном актерском ансамбле найдена собственная манера исполнения, общий актерский стиль, где нет психологических полутонов, все резко очерчено и до предела "логично" и то, что важно показывается в полярных эстетических категориях: красивое/ безобразное, трагическое/ комическое. Индивидуальности этих исполнителей - колоритные, такие несовременные, даже вневременные, придают их игре исключительную художественную значимость. Специалисты относят "Театр Простодушных" к искусству Арт Брют (от французского art brut - грубое, "сырое", "необработанное", неограненное искусство) - это творчество в наиболее чистом его проявлении, "свободное" от влияний культуры: спонтанный психический выплеск из глубины сознания. Как эквивалент в англоязычной литературе используется термин "искусство аутсайдеров". Близкие по смыслу явления - маргинальное искусство, фолк-искусство, визионерское или интуитивное искусство, "новый вымысел" (французское neuve invention). Другой театр - "странный" - здесь противопоставляется банальному в искусстве, обывательскому взгляду на мир, пошлому, механическому считыванию действительности. В искусстве зритель ищет неведомое, истинное, ибо художник-творец обладает свойством проводника первозданных смыслов. "Неведомое" выявляется художником - метафизическим "странником" по сути. В этом контексте, странное находится в состоянии "брют" в культуре, а настоящий художник - странный, маргинальный. Но авторы проекта не разделяют различных тенденций, и не определяют маргинальное в искусстве, ибо сама идея театра, как искусства иных возможностей - связывает эти понятия в единый узел, где "странное" означает "настоящее", "истинное", а качество спектакля определяется по актуальности странного в нем. Режиссер Неупокоев занимается апологией "Простодушных", исследуя новые способы постановки при помощи уникального интеграционного метода, он бросает вызов привычной для публики эстетике драматического театра. Участие маргиналов в откровенной художественной провокации - это художественная реконструкция двусмысленного, "странного" поведения исторических юродивых средневековья. Случайная компания страждущих людей оформилась в крепкую артель блаженных артистов, играющих не для корысти, юродствующих "сердца ради". Юродство здесь следует понимать не в церковном, а в обще-культурном контексте. В Москве "Арт Брют" также набирает обороты, успех "Театра Простодушных", как уникального события на русской сцене, свидетельствует об этой тенденции. Выступления прессы о новом театре начинались с благоприятных откликов и доходили до восторженных. После многолетней работы состав участников закрепился и творческий союз из переменной величины стал постоянной. Из труппы, выступающей время от времени, "Театр Простодушных" превратился в настоящий театр, регулярно дающий спектакли в Москве и регионах России (Санкт-Петербург, Воронеж, Ярославль), гастролировал  во Франции, в Украине. Но особенный театр, как продукт маргинального искусства, оставаясь в оппозиции к доминирующей культуре, при этом, стремится вписаться в нее, выйти из анденг-раунда. Дальнейшее развитие этого творческого проекта послужит преодолению предрассудков и негативного отношения к людям с интеллектуальной недостаточностью, осознанию обществом ответственности за своих "слабых" членов, и, в результате, становлению в России "общества без лишних людей". Вид "человек разумный" (homo sapiens) богослов о. Павел Флоренский назвал "человек молящийся" (homo liturgikus). Но можно его называть и "человек играющий" (homo ludens), потому что игра - важнейший, основной элемент искусства, срединный слой бытия человеческого. В искусстве всегда исследуется человек, и через игру уравниваются все крайности - высокое/низкое, малое/великое, темное/светлое. Игра - есть основа драмы, но и важная составляющая самого человека, - может быть, издержка человеческой природы, следствие падшести… Посмотрите на игры детей: если дитя не играет, значит, заболел, нездоров. Детская игра свободна, без условий - ребенок сам сочиняет себе игру, она ему необходима, игра развивает. Театральная же игра связана с художественной силой творчества, с мировой культурной традицией. Актер,  выделяется из толпы, выходя на подмостки. И игра поднимает человека над серьезностью низшего порядка - угрюмой, бессловесной, животной, однако не достигает того уровня высшей серьезности, которая присуща только всеведущему и всемогущему Богу. И у наивных артистов больше, чем у других, проявляется эта двойственность театральной игры, возносящей человека высоко, но не выше его человеческого удела. "Я сижу в темноте / И она не хуже / чем темнота снаружи", - писал Иосиф Бродский про себя, но так могут сказать о себе и "простодушные" - большие, взрослые дети. У них все по-своему. Может поэтому наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов) назвал их "инопланетянами", ведь они - словно из иной цивилизации, а не из этого мира, который "во зле лежит". Люди, чуткие к миру духовному, чувствуют это - потому принц Британского королевского дома, исповедующий православный обряд, Майкл Кентский хотел их увидеть, а матушки из Дивеева монастыря зовут их погостить в своей святой обители. Ведь здесь в чистом виде выражен национальный архе-тип Иванушки-дурачка, который на поверку оказался счастливее своих "правильных" братьев, мыслящих банально и потому ущербных, или Емели, оригинала, пролежавшего всю жизнь на печи, но не упустившего своей удачи.


Источник: http://neinvalid.ru © НЕ ИНВАЛИД.RU