Фестиваль «БезГраниц: тело, общество, культура» поможет иначе взглянуть на собственное тело

PLG_VOTE_USER_RATING

PLG_VOTE_STAR_ACTIVEPLG_VOTE_STAR_ACTIVEPLG_VOTE_STAR_ACTIVEPLG_VOTE_STAR_ACTIVEPLG_VOTE_STAR_ACTIVE
 

Фестиваль открывает огромное фотопанно: молодые, красивые люди застыли на нем греческими статуями — у кого нет руки, у кого ноги, у кого обоих конечностей. Композиция называется «Акрополь: Как я нашел свое тело».

ЛИНОР ГОРАЛИК, волонтер проекта, писательница и преподаватель Высшей школы экономики, рассказала, как донести до зрителя совершенство красоты через несовершенство и почему такие проекты важны не только во время Паралимпийских игр.

Задача фестиваля «БезГраниц» и фотовыставки «Акрополь» – «сделать так, чтобы инвалиды перестали быть людьми-невидимками для общества». Разве они невидимы?

Эти люди, мне кажется, невидимы не потому, что мы не можем их увидеть, а потому, что мы невольно отводим от них глаза. Мы стараемся не смотреть на инвалидов, когда они оказываются в зоне нашего присутствия. Это очень понятно: мы хотели бы отгородиться от них, и не потому, что они опасны, конечно, а потому, что они вызывают у нас чувство тревоги.

Откуда берется это чувство?

Я думаю, это сугубо биологический механизм: мы примеряем их ситуацию на себя, и у нас возникает чувство дискомфорта. Но мне представляется очень важным этот атавистический, почти животный страх преодолевать внутри себя. В этом и задача нашего фестиваля «БезГраниц» – дать людям возможность сделать усилие по преодолению этого страха.

В чем причины такого отношения к инвалидам в нашем обществе?

Есть исторические причины, в первую очередь. Еще лет 150 назад человек с инвалидностью либо не выживал, либо часто бывал обречен на мучительную жизнь, тяжело сказывавшуюся не только на нем, но и на его близких. Позже, в СССР, после Второй мировой войны инвалиды были удалены из крупных городов и заперты в специальные интернаты, чтобы они не напоминали о войне, – огромное количество людей вернулись с фронта с ранениями, и инвалидность стала подразумевать изоляцию. Хватало и других факторов. Поэтому сегодня мы живем в стране, абсолютно не адаптированной для людей с инвалидностью технически и психологически: дело не в том, что мы плохие, - мы просто не привыкли видеть их среди нас, не привыкли помнить, что они такие же члены общества, как и мы.

Как им можно и нужно помогать?

Помощь людям с инвалидностью – это совершенно не обязательно ежедневная тяжелая работа. Есть маленькие действия, которые можно совершить один раз. Построить пандус в здании, например. Для рукастого человека это — несколько часов работы. Одно человеческое усилие. В этом и заключается логика доступной среды – когда среда обитания одинаково доступна всем людям вне зависимости от их физических особенностей.

Если брать международный опыт доступной среды – на кого следует ориентироваться?

Я часто езжу по работе, подолгу живу в разных странах, в России, в Израиле, в Штатах. Мы привыкли думать, что в России с этой темой все ужасно, а за ее пределами - все хорошо. На самом деле у нас ситуация действительно тяжелая, но и в остальном мире хватает проблем. Да, например, в Европе гораздо раньше изменили архитектурные стандарты — и соблюдают их, в отличие от наших.

Но доступная среда — это еще не все. Есть вопросы восприятия, вопросы человеческого достоинства. Простой пример: я преподаю теорию костюма в Высшей школе экономики и постоянно сталкиваюсь с индустрией красоты. Она безжалостна ко всем нам, - даже к зрячим людям с двумя руками и двумя ногами. Представьть себе, насколько она безжалостна к людям, например, со следами ожогов или с тяжелым сколиозом.

Вы говорите сейчас о стандартах красоты в глянцевых изданиях?

Издания — это отражения более широкой социальной проблематики. Посмотрите на манекены, на моделей, на одежду. Один из наших проектов, международный конкурс Bezgraniz Couture, поддерживает дизайнеров, которые шьют одежду для людей с особенностями строения тела. Сейчас такой одежды чудовищно не хватает: на выбор предлагаются или ужасные псевдобольничные пижамы, или вещи «для всех», которые приходится вручную подгонять под себя, - а это не всегда возможно. Я могу продолжать долго, - но хочу сказать вот что: делать то, что «БезГраниц» делает в России, кажется мне важным не только в пределах нашей страны. Мало строить пандусы: надо параллельно выстраивать другую картину мира в наших собственных головах.

Существует ли такое понимание сейчас?

Правильно, наверное, будет сказать, что оно постепенно появляется. Напромер, еще два года назад, во время подготовки конкурса BezGraniz Couture, мы выслушивали очень много тяжелого. Напрмер: «Зачем делать для инвалидов нормальную одежду, если они сидят дома и получают пособия?» Это говорится не со зла: люди часто просто не понимают, что нет никакой грани между инвалидами и не-инвалидами. Во-первых, люди с инвалидностью очень часто живут (и, главное, хотят жить) той же жизнью, которой живем мы, - просто им труднее. А во-вторых, считать, что мы отделены от их ситуации какой-то волшебной защитной стеной — приятная, но вредная иллюзия. Считается, что от десяти процентов отведенного нам времени жизни мы проводим в состоянии инвалидности: с переломами, вывихами, в лежачем положении из-за болезни, после операции. А впереди у нас — старость со всеми ее сложностями. И даже наш здоровый образ жизни может аукнуться инвалидностью: спорту – это травматизм. В любой момент каждый из нас может очутиться на месте того, от кого отводят глаза.

Мотив центрального панно фотовыставки «Акрополь» навеян Пергамским алтарем с эллинскими мотивами. Почему вы выбрали именно этот мотив?

Учась воспринимать классическую скульптуру, европейская цивилизация смогла преодолеть предубеждения самого разного толка, - например, предубеждение перед наготой. Мы смогли научиться видеть красоту в том, что нас беспокоило. Задача «Акрополя», ставящего в один ряд надколотые, «неполные» греческие статуи и тела наших моделей с инвалидностью, - это попытка предложить сделать усилие и увидеть, что красота не обязательно подразумевает две руки и две ноги (кстати, и статуи когда-то пытались «чинить» - чего выставлять обломки? Теперь эта мысль кажется нам дикой). Можно увидеть красоту во фрагменте и понять произведение как единое целое. Мы хотели бы предложить людям увидеть другую красоту, другую эстетику. Но мы понимаем, что для этого нужно приложить физическое и интеллектуальное усилие.

Ваши модели – молодые ребята с натренированными телами. Как их соотнести с инвалидами, которые годами сидят дома, потому что не могут выехать за пределы собственной квартиры?

Фестиваль «БезГраниц» - это не только выставка Акрополь, это лекции, воркшопы, показы, никак не связанные с темой «натренированности». Весь фестваль — это разговор о том, что бывает просто иное тело. Не худшее, не лучшее, - иное. Мы работаем с людьми, которые находятся вне глянцевой красоты с ее длинными ногами, идеальной кожей и выпирающими косточками. Кстати, в реальной жизни мы все очень часто считаем красивыми людей, которые далеки от «стандартной» красоты. О своих близких мы нередко думаем: «Какой красивый человек». Это ощущение складывается из того, как человек улыбается, как говорит, как движется, - иными словами, из того, как он и его тело себя чувствуют, удобно ли они одеты, но главное — не отводят ли от них глаза, смотрят ли на них взглядом доброжелательным и равным. Красота, мне кажется, заключается не в глазах смотрящего, а его готовности смотреть и видеть. Мы все становимся красивыми, когда нам дают возможность почувствовать себя хорошо в своем теле.

Как вы думаете, ваш проект сможет что-то изменить?

Наше дело – стараться. Два года назад с нами не хотела работать пресса - «у вас неприятная тема» (и тем больше мы благодарны тем, кто нас все-таки поддерживал). Сегодня пресса, партнеры, волонтеры сами приходит к нам. Совместными усилиями многих людей, многих организаций что-то меняется. Фестиваль «БезГраниц» сделан так, чтобы и выставки, и лекция, и показы, и воркшопы могли привлечь как можно больше людей: разные тела — равные люди. Если человек — не социопатический нарцисс, он всегда сколько-то недоволен своим телом, - даже если это формально здоровое тело. И наша лекционная программа не про инвалидность, а про восприятие тела в современной культуре, про наши конфликты с телом и про попытки эти конфликты разрешать.

Почему вы лично решили заниматься этим проектом?

Мне доводилось и иногда доводится неприятно болеть, - полезно думать о том, что есть люди, которым гораздо тяжелее — и они потрясающе справляются. У меня есть близкие друзья с инвалидностью, и мне кажется, что их жизнь станет немножко легче, если наши фотографы, например, перестанут снимать паралимпийцев исключительно с «приятных» ракурсов и покажут их такими, какие они есть – красивыми людьми с иными телами. Словом, для себя и для близких, в первую очередь.

Фестиваль «БезГраниц: тело общество, культура»

Фотовыставка «Акрополь: Как я нашел свое тело», показ моды от российских дизайнеров для людей с инвалидностью, лекторий

прошел 11—30 марта 2014

acropolis-now.org

Источник >>

)