Инвалиды Сочи и наследие Паралимпиады-2014

PLG_VOTE_USER_RATING

PLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVEPLG_VOTE_STAR_INACTIVE
 
Сочи, знак для инвалидов

Этот знак в центре Сочи предупреждает инвалидов-колясочников о том, что впереди лестница, но пандусом этот подземный переход не оборудован.

 

Безбарьерная среда, созданная в Сочи к Олимпиаде и Паралимпиаде, по заверениям организаторов Игр, позволит людям с инвалидностью без посторонней помощи передвигаться по городу, пользоваться общественным транспортом и заниматься спортом.

Сами инвалиды отмечают заметный прогресс, которого удалось добиться благодаря подготовке Сочи к крупнейшему спортивному форуму, однако отмечают, что изменения коснулись преимущественно центра города и районов, в которых расположены объекты Игр: Имеретинская низменность с прибрежным кластером и Красная Поляна с горными стадионами.

Сочинец Фрол Владимиров, который с 6 лет передвигается на коляске, признается, что всерьез рассчитывать на глобальные перемены в городе ему не приходилось.Когда я ехал с церемонии открытия Паралимпиады, врач по имени Елена, которая переехала в Сочи шесть лет назад, рассказывала, что в медицинском учреждении, где она работает, у пациентов с ограниченными возможностями нет возможности заехать в здание на коляске.

"Здесь лет 20 вообще ничего с места не сдвигалось, хотя организации инвалидов обращались в администрацию, составляли карты – где нужно поставить пандусы, где нужно сделать переходы. Никто ничего не делал. Конечно, если бы не Олимпиада и Паралимпиада, в таком масштабе изменений не было бы, - рассказывает Владимиров в интервью Русской службе Би-би-си, - Я думал, что это будет просто "потемкинская деревня", что где-нибудь в Олимпийском парке или горном кластере, может быть, какой-нибудь объект будет оборудован, и этим все закончится. Но мои ожидания были превзойдены в десятки раз".

Фрол Владимиров

Историк-социолог Фрол Владимиров с шести лет передвигается на инвалидной коляске

По словам Фрола Владимирова, историка-социолога по образованию, инвалиды даже выходили на митинг у здания администрации Сочи, чтобы быть услышанными.

"На протяжении семи лет стройки весь город был перекопан, пандусы и подъемники делали крайне неумело, не в тех местах, где нужно. Я никогда не верил в эту безбарьерную среду и, честно говоря, не знаю таких инвалидов, которые могли бы сказать, что они в это верили. Сейчас я совершенно спокойно перехожу через трассу, потому что там сделаны склоны, на вокзале работает лифт, подъемники через подземный переход. Другое дело, я думаю, что эти подъемники долго работать не будут, но даже если не будут работать - это, конечно, небо и земля".

Самодельный пандус

В оргкомитете Сочи-2014 утверждают, что более тысячи объектов городской инфраструктуры города признаны доступными, и около 200 российских городов уже переняли опыт Сочи в создании безбарьерной среды. Одновременно с инфраструктурными изменениями, говорит Фрол Владимиров, меняется и отношение в обществе к нуждам инвалидов.

"Меняется сознание. Мне кажется, что в обществе оно меняется быстрее, чем во власти. Я инвалид с детства, не хожу с шести лет, поэтому могу проследить это отношение на протяжении многих лет. Раньше бывало так называемое positive discrimination – либо тебя не замечают, либо к тебе относятся как к объекту принудительной благотворительности. Предлагают помощь, ты отказываешься, и в этом случае люди возмущаются, то есть они считают, что обязаны тебе помочь, а ты обязан на это согласиться. Сейчас этого покровительственного отношения стало намного меньше, это, скорее, маргинальные проявления", - полагает Владимиров.

Пандус в подъезде

Отец Фрола оборудовал для сына пандус в подъезде

Среди прочего, в Сочи была создана электронная карта Нажать"Сочи без барьеров", на которой обозначены социально значимые объекты ифраструктуры и уровень доступности того или иного объекта.

Впрочем, Фрол Владимиров объясняет, что инвалидам-колясочникам по-прежнему сложно попасть в суды и учебные заведения. Если со школами ситуация более-менее улучшилась, то университеты, по его словам, так и остались недоступными в полной мере.

"У меня был судебный процесс с соседом,и я не мог попасть в суд: меня затаскивали на второй этаж, были просто изощренные издевательства. Социальная инфраструктура у нас очень хрупкая. Если инвалид захочет получать здесь высшее образование, у него будут проблемы. Мы этот путь только начинаем. Кроме того, мы понимаем, где мы живем, знаем нашу ментальность, и движемся мы своим темпом, со своими экзотическими особенностями", - полагает Владимиров.

В собственном подъезде отец Фрола оборудовал самодельный пандус, чтобы сын мог спускаться на улицу на коляске. По словам инвалида, ему несколько раз перед выборами обещали установить полноценный пандус, но воз и ныне там.

Миллиарды на Олимпиады

"В Сочи потрачены миллиарды на Олимпиаду, а на помощь нуждающимся в лечении людям средств нет", - написал мне сочинец, переживающий за свою знакомую - Маргарит Кульян, которая является инвалидом первой группы.

Маргарит Кульян

Учительница английского и поэтесса Маргарит Кульян стала инвалидом первой группы пять лет назад

Маргарит – 38 лет, она на протяжении многих лет преподавала английский язык в школе-гимназии и в поликультурном колледже, а затем занималась репетиторством, но на протяжении последних пяти лет женщина практически прикована к постели.

Она не может нормально стоять и полноценно передвигаться из-за целой цепочки медицинских ошибок. По словам западных специалистов, Маргарит необходима операция на позвоночнике, однако средств на нее у сочинской учительницы и поэтессы нет, а город помочь ей не может.

"Такого и быть не может. Какой город? Мой возраст – я не пенсионер и не ребенок – стоит в самом конце, людям моего возраста помогают в самую последнюю очередь. У нас в городе нет фондов, которые помогали бы людям, как и вообще в стране. Только какие-то частные организации. О чем говорить, если даже инвалидность у нас получить крайне трудно", - рассказывает bbcrussian.com Маргарит Кульян.

Когда Маргарит проходила лечение в Краснодаре, столице Краснодарского края, инвалидной коляски для передвижения у нее не было, и ее другу пришлось оборудовать кресло из грузовой тачки, на которой он таскал мешки с картошкой.

Помощь животным

В немецкой клинике, которую возглавляет один из лучших нейрохирургов Европы, Кульян дистанционно поставили диагноз "шейный стеноз" и сообщили, что операция обойдется примерно в 21 тысячу евро (около 1 млн рублей) за 10 дней пребывания в больнице. После этого она начала сбор средств через свою страницу на поэтическом сервере Stihi.ru, а также YouTube и социальные сети.

В итоге ей удалось собрать более 400 тысяч рублей частных пожертвований.

"В краевой больнице в Краснодаре мне сказали, что шейного стеноза у меня не обнаружено, предложив просто укреплять мышечный корсет, а в московской клинике мне написали, что в диагнозе немецкого коллеги ничего, кроме материальной заинтересованности, они не видят", - сетует жительница Сочи.

Маргарит, несмотря на проблемы со здоровьем, ведет активную деятельность по зоозащите в Сочи, она с друзьями-волонтерами координирует помощь бездомным животным. По словам Маргарит, в период подготовки к Олимпиаде в Сочи было умерщвлено много собак, о чем она заявила в онлайн-обращении к олимпийцам и паралимпийцам, принимавшим участие в Играх.

Сейчас Маргарит стоит в очереди на получение инвалидной коляски с откидной спинкой и продолжает надеяться на операцию.

"Когда я стала инвалидом, для меня мир перевернулся, потому что ты становишься изгоем общества, ты практически оторван от мира. Люди, которых я знала, когда была здоровой, не могут воспринимать тебя как инвалида, они сторонятся тебя. Я еще активный человек, не могу оставаться в стороне от чего-то, насколько это возможно физически", - говорит Маргарит.

Источник >>