Реквием-покой вечный даруй им, Господи

PLG_VOTE_USER_RATING

PLG_VOTE_STAR_ACTIVEPLG_VOTE_STAR_ACTIVEPLG_VOTE_STAR_ACTIVEPLG_VOTE_STAR_ACTIVEPLG_VOTE_STAR_ACTIVE
 

Соткав «широкий покров», Анна Ахматова долго держала его «в столе», сжигая рукописи поэмы после каждого её прочтения узкому кругу друзей. Но бесследно истаять в дыму и пепле они не смогли - боль нескольких тысяч русских женщин заставила жить эту «визитную карточку» А.А.Ахматовой.

И это, пожалуй, самое яркое произведение из всего творчества Анны Андреевны было опубликовано на родине лишь спустя 21 год после смерти поэта. Это был «заказ», как и одноименное произведение Моцарта, которое стало для него последним и незаконченным. Только в случае Ахматовой безмолвным «заказчиком» стал весь российский «стомильонный» народ. 
Около миллиона человек в настоящее время отбывают наказание в российских тюрьмах, колониях, поселениях. Наша страна, увы, по-прежнему лидер по сравнению с другими странами Европы. Однако, все ли эти люди осуждены справедливо? Нет. Невинно осуждены порядка 10-20% заключенных, и это только официальная статистика. То, о чем писала Анна Ахматова, актуально и по сей день. Длинные очереди в темных тюремных коридорах, многочасовые ожидания матерей и жен осужденных, все это есть в настоящее время, только не так явно. Когда суд выносит приговор, он зачастую одночасьем решает судьбу не только человека оказавшегося за решеткой, но и его родных, близких: «…за тобой, как на выносе, шла, / В темной горнице плакали дети…». И кому дано предугадать, что станется с ними?.. Возможно, поэтому поэма звучит еще более пронзительно в современном исполнении Е.Камбуровой. Ее сильнейшая энергетика и великолепная музыка Владимира Дашкевича, вызывает взрыв самых разных эмоций и придаёт поэме тот изначальный смысл, который вложила в неё Ахматова.
Хотя Анна Андреевна не стала поэтом эпохи символистов, тем не менее, в ее поэзии, в частности поэме «Реквием», часто используются символы и метафоры, что очень украшает текст и придает ему особую силу. Это и образ Ленинграда, как наблюдателя горя народа, это и яркие вставочные образы Иисуса и Магдалины. И наконец, Ахматова создает новый символ – памятник: «...здесь, где стояла я триста часов / И где для меня не открыли засов», чтобы оставить память о том страшном времени.
Сквозь тяжелый мрак трагедии в поэме сквозит любовь к народу и свет молитвы за него и за погибших в репрессиях. Каждый журналист касается этой темы довольно часто, поэтому голос Ахматовой по особенному будет звучать в исторические даты, когда уместны слова: «Покой вечный даруй им, Господи».
Мария Селихова